Вкус ягоды ямальской

Девяносто пять

Байка первая

Как-то летом прилетел я к другу в Тазовск, поселок провинциальный, что в Заполярье, в устье реки Таз стоит. Он, как обычно, встретил меня радушно. За стол усадил, выпили мы, закусили плотно, разговорились.
– Как дела, Вань? – спрашиваю у него. – Был нонче на охоте-то?
– На какой охоте? – интересуется он.
– На весенней, конечно, – уточняю (у нас весенняя охота самая знаменательная). – Так был, нет? Неуж пропустил?
– Да, был, был, – с не очень большим желанием отвечает он.
– Ну и как? Что взял? – заинтересованно тормошу его я. Знаю, Ваня знатный охотник и рассказывать мастак.
– Да ну её! Плохо. Не пойду больше, – машет огорчённо и с отчаянием он рукой. – Представляешь, всего 95 взял. Раньше меньше 120 никогда не было. К тому же под лёд провалился, чуть не утонул, еле выбрался. До дому насилу дошёл. В тундре-то ветер холодный, одежда вмиг в панцирь превратилась. Представляешь, в ледовом панцире, как в водолазном скафандре, каждый шаг – пытка. Потом в больнице месяц валялся, с переохлаждением организма. Не-е, больше не пойду, из-за каких-то 95 штук чуть Богу душу не отдал. Не-е, не пойду. Я, да чтоб ещё раз, из-за 95…
– Постой! Постой! – еле остановил его я. – Не пойму, из-за каких 95, из-за куропаток, что ли?
– Смеёшься! Кто куропатку за дичь считает? Вы, может быть, а мы её только из-за пупков если. Пупки у неё, о! Объедение. Теперь тебя спрашиваю, весной на кого самая охота? Правильно – на гуся. Гуся и взял! – заявляет он, как о чём-то обыденном, обыкновенном, даже глаза не улыбают-
ся.
– Гуся?! – вырывается крик неверия у меня, – 95 штук!? – закатываю глаза я, пытаюсь осмыслить и представить эту кучу. Я тоже охотник, знаю, что даже при самой удачной охоте, у нас, к примеру, на Крайнем Севере можно подстрелить ну 5-6 гусей. Здесь, хотя и Заполярье, но 95 штук!? Это ни в какие ворота! Да ещё недоволен Ваня-то, брюзжит.
– Ты говори да не заговаривайся, – урезониваю его и тут же допытываюсь. – Куда столько дел тогда? Что-то не видно, – на стол показываю.
– Не веришь – не надо, – обижается неподдельно он. – А хочешь проверить, пойдём туда к скрадку, сам увидишь. Я из-за болезни до сих пор не могу их вынести. Должно, там и лежат вокруг засады, если, конечно, песец не съел, или ненец не набрёл. Пойдёшь?
– Пойдём, а далеко это?
– Да нет, километров 25 всего.
– Всего?!.. Летом по тундре: гнус, озёра, мох, ты что, чокнулся? Дня три- четыре идти, не идти, а ползти будем.
– Я что, я не заставляю. Я сам как-нибудь.