Вкус ягоды ямальской

Первый снег в январе

Первый снег в январе

Новогодняя фантастическая история

Посланец торопился — в его распоряжении было всего около двух земных суток. Он должен был провести их на планете Земля, единственной, где добывалась субстанция Радости. Наступало время, по поверьям землян, полное чудес. Нужно было удивить и осчастливить хотя бы нескольких из них.
Субстанция Радости считалась особенно ценной, если ранее человека переполняли отнюдь не веселые чувства и мысли. Поэтому посланец собирался помочь людям, которым после зимних праздников еще предстояло пройти нелегкий путь преодоления собственных ошибок и жизненных невзгод. Он намеревался соединить разлучившихся несколько лет назад отца и сына, поддержать женщину, от которой ушел муж. Но хотелось чего-то еще, легкого и красивого…
Посланец летел над Землей, и в какой-то миг музыкой прозвучали для него стихи, которые декламировал звонкий девичий голос:
В тот год осенняя погода
Стояла долго на дворе;
Зимы ждала, ждала природа:
Снег выпал только в январе
На третье в ночь…
«Евгений Онегин», глава пятая! — прервав свой монолог и раздевшись у порога, Лера крикнула в глубину комнаты:
— Светка! Это точно про нынешнюю зиму Пушкин стихи писал!
— Ну, да, — лениво откликнулась подруга, — только почти двести лет назад. — И более заинтересованно спросила: — Как зарубежная литература?
— «Отлично». Следующий экзамен — третьего января.
— Как у меня. — Светлана лежала на высокой хозяйской кровати с большими пуховыми подушками и держала в руках учебник, на котором крупными буквами было написано: «Сольфеджио». Экзамен по специальности она сдала на «пятерку» и уже начала готовиться к еле- дующему. Девушка училась в консерватории по классу фортепиано, а ее подружка была студенткой филфака университета. Их родители работали на Севере. Света и Лера второй год снимали вдвоем комнату в коммунальной квартире.
— А сегодня что? — спросила Лера. — Смотрим телеви-зор?
— Ленка Тургель в гости звала, — задумчиво произнесла Света. Подружки не любили «салонные» вечера в огромной квартире Тургелей, где подвыпившие консерваторцы пели арии из опер и романсы, а сама Ленка, изображая светскую даму, в вечернем платье, с длинной сигаретой в зубах аккомпанировала им на рояле. Но выбора не было, — тетя Мила ждала их в Выборге только первого января.
Они сделали генеральную уборку, достали с антресолей и украсили искусственную елочку. И, надев нарядные платья, в 10 часов вечера вышли из дома.
Ближайший гастроном встретил тишиной — все, что необходимо к Новому году, народ уже закупил и готовился к празднику. Тщательно пересчитав в кошельках деньги, подружки взяли бутылку шампанского и коробку конфет и побежали к автобусной остановке. Их обогнали двое курсантов в черных шинелях. Но у самых дверей автобуса молодые люди в военно-морской форме остановились и пропустили вперед девушек, а заодно и старика в серой кроличьей шапке.
— Какие вежливые, — шепнула мимоходом Лера.
— И симпатичные, — в тон ей негромко ответила Светлана.
Старик улыбнулся и сел на свободное место.
Тусовка у Светиной однокурсницы оказалась неинтересной. Среди разношерстной пьющей публики подружки чувствовали себя не очень комфортно. Но все-таки под бой курантов выпили шампанского, поели салатиков, поводили хоровод у елочки. В два часа ночи собрались домой. Общественный транспорт не ходил, но на улице была плюсовая температура, и девушки решили пройтись по ночному, сверкающему новогодними огнями городу.
…Курсанты военного училища подводного плавания Зюзин и Данилов стояли у дома. Лужи, туманный воздух… И это в новогоднюю ночь! В казарму идти не хотелось, но и оставаться у друга, где втроем встретили Новый год под опекой его мамы, было невмоготу. Они давно уже не дети, а тут… «Мальчики, кушайте… Нет, нет, водки вам нельзя… И хорошо, что без девушек пришли, какие девушки, вам учиться надо…»
Вдруг из соседнего подъезда выпорхнули два прелестных создания в пушистых шапочках и пальтишках, отороченных светлым песцовым мехом.
— Ну, прямо снегурочки! — восхищенно воскликнул один.
И сразу две, — не без юмора подхватил второй. Впрочем, гдето этих девчонок они уже видели… Ну, да, вместе ехали в автобусе. И Новый год, оказывается, встречали в одном доме. Друзья поняли друг друга без слов и подошли к «снегурочкам».
— Девушки, ну как же вы — одни на улице, ночью… Разрешите проводить? — Вовка прищелкнул каблуками и представился:
— Будущий моряк-подводник Владимир Зюзин. — Кивнул в сторону товарища: — Мой друг Антон Данилов.
Подружки рассмеялись, им ничего не оставалось, как назвать свои имена.
Молодые люди шли по пустынному Санкт-Петербургу. Рассказывали о себе, о родных местах (девушки — о заснеженном Ямале, юноши — о не столь далеком Подмосковье), смеялись «прикольным» шуткам, и казалось, что знакомы очень давно.
Незаметно к 5 часам утра оказались у дома, где жили Лера и Света. Зашли во двор, остановились. Все как будто чего-то ждали. Затянувшуюся паузу прервала Лера, она всегда была смелее:
— Ну, спасибо, что проводили. Питер — город небольшой, как-нибудь увидимся.
Последняя фраза у девчонок была дежурной, она позволяла с достоинством расстаться, а нерешительного кавалера побуждала тут же назначить свидание. Курсанты улыбались и молчали. Значит, не сработало…
Девушки исчезли в подъезде, а молодые люди стали внимательно смотреть на дом. В освещенном пролете окон было видно, как остановился лифт.
— Третий этаж, квартира справа, — определил Антон. После этого оба друга развернулись и пошли к автобусной остановке.
Укладываясь спать, подружки обсуждали ночное знакомство.
— Классный парень, а в школе, наверное, «зюзей» звали, — Лерка рассмеялась. — Знаешь, кто такой «зюзя»? По Далю -Шэто плакса, рева. Или пьяница. — Обе расхохотались — ни на реву, ни на пьяницу живой остроумный Владимир Зюзин похож не был.
— А у Антона какие синие глаза, заметила? — спросила Светка.— Может, надо было пригласить на чай?
— Нас неправильно бы поняли, Щс грустью в голосе ответила подруга. — Не успели познакомиться, и сразу: «чай, кофе, потанцуем»… — Она вздохнула.
…Девушек разбудил звонок будильника. Времени до отхода электрички оставалось в обрез. Но сборы были отработаны:бегом в ванную, потом взмах рукой – и тушь на ресницаx, еще один – и губы заалели помадой. Ноги в сапоги,руки-в рукава пальто, сумка с подарками-с собой.Через 20 минут автобус подвез подружек к Финляндскому вокзалу.
Денег хватало на льготные билеты да на пару пирожков.
-Может быть, купить мороженое? – спросила на бегу Лера и столкнулась с седобородым стариком в серой кроличьей шапке.
-Купи лучше пирожок горяченький, – ласково сказал ей дедушка.— А мороженое вечером будешь есть…
Света уже стояла у дверей последнего вагона электрички.
-Два с капустой, – бросила Лера лоточнику и через полминуты была рядом с подругой.
Они вошли в вагон – поезд тронулся.
– Интересный какой старичок, — сказала Лера подруге.
– Который тебя чуть с ног не сбил? Да, на Деда Мороза похож. Только без красного халата, – согласилась Света.
Обе тут же забыли о случайном прохожем и принялась есть теплые пирожки.
В Выборге было, как всегда, здорово. В уютной квартире Лериной тети Милы подружки пили чаи с фирменным тортом «наполеоном» и болтали, оправдывая мнение, что студенты всегда в курсе всего, что происходит на свете.
-А женихи-то есть? — с улыбкой спросила тетя Мила
которая в молодости слыла сердцеедкой, но уже лет двадцать была образцовой женой дяди Толи и хозяйкой дома. Девушки рассказали о курсантах-подводниках — настойящих рыцарях, проводивших их в новогоднюю ночь до дома. Но пожаловались, что свидания кавалеры не назначили.
-Ну, — бодро сказала на это тетя Мила, — еще не вечер…
В течение дня девушки не раз вспомнили обаятельных парней. Им было жаль, что знакомство не продолжилось, но они совершенно не знали, что предпринять в такой ситуации. И только грустно вздыхали.
Ближе к вечеру тетя Мила снабдила студенток деньгами (она всегда выручала их в трудные времена) и проводила на вокзал.
…Ровно в 12 часов дня первого января в квартире на третьем этаже, где жили подружки-студентки, раздался звонок. Открылась дверь, и перед глазами Зюзина и Данилова предстал заспанный дядька.
— Здравствуйте, — как всегда, не растерялся Вовка. — Мы к Лере и Свете.
Сосед постучал в дверь комнаты, несколько раз дернул за дверную ручку и пожал плечами:
— Ушли куда-то.
Курсанты обескураженно переглянулись. Они уже предвкушали удивление девчонок, и вот на тебе — сюрприз не получился.
— Ну, давай думать, где они могут быть, — сказал Вовка.
— Третьего у них экзамены, но сегодня заниматься можно только дома, библиотеки закрыты, — начал «раскладывать по полочкам» Антон.
— В гостях они уже были, — подхватил друг. — Могли уйти гулять…
— Стоп! Лера говорила, что у нее тетка в Выборге. Едем на Финляндский вокзал, посмотрим расписание, — решительно сказал Антон.
…Девушки вышли из Выборгской вечерней электрички и неожиданно увидели своих ночных знакомых с цветами в руках.
— Кого-то встречаете? — улыбнувшись, робко спросила Света.
— Вас! — в один голос выпалили курсанты. — Ну, что, идем в кафе-мороженое?
…Стоящий поодаль старик удовлетворенно улыбался. Посланец вбирал в себя субстанцию Радости, исходившую от группы молодых людей — двух девушек в светлых пальтишках и двух юношей в черных шинелях.
«А правду сказала девчонка, вернее, поэт Пушкин, — думал он. — Снег выпадет только завтра. — Вдруг озорная, неожиданно смелая мысль пронзила его: — А если сделать сейчас, сегодня?»
…Посланец улетал с Земли. Его миссия была выполнена. А над Санкт-Петербургом крупными хлопьями падал первый в эту зиму снег, падал и не таял…